Блогеры и унитаз


  25.12.2018      Истории читателей      12615      Истории, говно

Привезли как-то блогерам унитаз. С кнопками, жк-экранами, сенсорами и, аж сука, со встроенной копрограммой. Последняя разработка сумрачного японского гения. Нам, в нашем настоящем, до такого еще срать и срать тысячей жоп.

Заволокли наши блогеры это чудо сральной индустрии в клозет, поставили как есть, и бегом обратно — ковать контент. И вот ведь штука какая интересная: во всем есть баланс, и особенно в видеоблогинге. Выходит, что чем качественнее контент снимаешь — тем больше говна лезет. Иными словами, ходили наши комнатные Джармуши продристаться нижней головой, после каждого отснятого ролика.

Натуры они тонкого устройства, и информацию о том, что сортир нужно аж двумя, сука, трубами (водопроводной и канализационной) подключать, им в верхней сраке держать не положено.

И вот тигель креатива набрал критическую массу.

«Сири, как смыть говно?» — «Сири, это я так насрал, что ли?» — «Сири, как смыть говно без воды?» — Раз за разом доносилось из толчка.

Иван Петушков стоял рядом с троном, из которого через край валило, словно свежий мед из сот, говно. Слив не работает, Сири шлет на хуй — неловкая ситуация, что и говорить. Хули делать в такой ситуации известному дебилу блогеру? Конечно же, смотреть гайд на трубе.

Толстый бородатый хуилла сжал новенький айфон в взмокшей руке, и только начал набирать волшебное «куда деть говно?», как смартфон выскользнул и свечкой воткнулся в каловую массу. Вынимать — зашквар еще тот. Мда.

— Сири, позвони Денису Гусеву! — в истерике гаркнул Петушков в торчащую из говна трубку.

— Ден, у нас ЧП, дуй в туалет!

Через пару минут в дверь постучали. Вошедший в клозет Денис сперва чуть обмяк от амбре, но тут же пришел в себя.

Петушков спешно провел брифинг, после чего залупоголовые друзья принялись за дело.

«У нас на двоих четыре носка. Грамм по 300 в каждый влезет, плюс можно из футболок узелки связать… Ну, что скажешь, мозг?» — Сказал Путешков.

Гусев сидел вплотную к унитазу и рассматривал кал: «Знаешь, Вань, мы с тобой уже мастодонты, наша осень на пороге. Молодняк подъедает нас, словно мальки жрут старого сома».

После этих слов Гусев протянул руку к фекальному идолу, и, взяв на палец немного блестящего говна, вложил в рот.

Поморщив лицо, Гусев сказал: «На вкус напоминает упадок».

— Ээээ… Так это мое, Ден. Ты умом ебанулся, что ли?! — С ахуеванием произнес Петушков.

Гусев, оставив слова Петушков без внимания, зачерпнул пальцем очередной шарик кала, но уже из другого места. Рассосав бурый леденец, Денис Гусев возвестил: «То, что надо, Вань, это Мария Пэй».

Престарелый каложер вобрал в ладони с полкило полужидкого говна, имеющего желтовато-коричневый цвет, и, поблескивая глазами безумца попиздовал к Петушкову.

— Не, нахуй, Дэн, ты чего?! — Вжавшись в кафель стен, произнес Петушков.

— Да пойми ты, наша эра уходит… Я тут книгу прочитал «Суеверия колониальной Африки» и меня будто бы осенило, Вань. Они, — нигры, — друг другу конечности секут, и в пищу употребляют… Руку на ужин схавал — и вот эта самая рука у тебя сильней будет… Магия Вуду, понимаешь? А говно что? Считай, вся суть человеческая в нем. Черное золото, брат.

— Да что-то хуй знает. Может, съебемся просто? В конце дня уборщица придет — пускай сама ебется. А если спросят, скажем, что Джахаров насрал.

— Поздно, Вань. — Гусев втянул губами едва теплую дрисню с такой жадностью, с какой бедняк хлебает похлебку. Погоняв щеками волшебную жидкость, Гусев со всей решительностью правдоруба-интеллектуала ринулся к Петушкову, и, обхватив его шею левой рукой, правой даванул на пухлые Ванины щечки. Рот Петушкова предательски раскрылся, и Гусев страстно спаялся с губами друга в зловонном поцелуе.

Дерьмо, смешанное со слюной, то стекало ручейком, то валилось водопадом по седой бороде Петушкова. Старческие языки, сплетенные, словно змеи в грязи, сладострастно взбивали неоднородную карею массу. К телам друзей подступил жар, и они повалились на пол.

Теперь уже Петушков вскармливал Гусева, словно мама-птица, сбрасывая ошметки говна, начиненные непереваренными кусками пищи, в клюв.

«Сделаем видеоблогинг великим снова» — сказал Петушков, зачерпывая очередную порцию креатива.

— Что за хуйня у вас тут?! — На пороге стоял известный блогер Варлам Ильин.

— Вы тут совсем ахуели?

Измазанные разноцветными фекалиями друзья вскочили.

«Да мы тут контент переизобретаем, Варь! Давай с нами» — прочавкали окаймленные бурой пеной рты.

 

«Эклектика! Безвкусица! Дороги сделать не могут, пидорасы… Скамейки без спинок… Что за форма? Фасад говно! В Европе так не строят, блядь!» — Яростно прострочил Варлам, и бросился к унитазу.

«Вот, балкончики добавим, башенки, купола» — Женские ручки Варлама ловко орудовали над сталагмитом, придавая ему узнаваемую форму собора в Париже.

Говно шмотками и каплями разлеталось и липло к стенам, становясь легкой добычей для пожилых стервятников. В трапезном сумбуре локти и пальцы блогеров то и дело тыкали ебанутые комбинации на панели японского унитаза.

В конечном итоге жк-экран девайса замигал красным, а динамик раздался инородным の誕生, после чего зарядил Ten Years After — I’d love to Change the Word. Блогеры отскочили к стене и вытянули шеи. Говно в очке забурлило, повалил пар. Блогеры подошли ближе и вперились в смрадную дымку.

Когда туман рассеялся, друзья увидели измазанную говном голову на дне толчка. Голова пару секунд пристально смотрела на зафршмаченных дебилов, после чего открыла рот и изрекла «Сколько вы зарабатываете?»


Прислано в редакцию Торшинского сайта одним талантливым автором, который весь год херачил тексты и скрипты для блогеров. Ну и сорвался :)