А потом у всех отключили интернет
09.04.2020 5553

I Вид из окна

Впервые за долгие годы шторы распахнулись, и мрачный кабинет с зелеными стенами наполнился светом. Предзакатное солнце будто взбрызнуло комнату кровавыми пятнами, отчего та стала напоминать скотобойню. Вот-вот, казалось, кто-то, посвистывая, подойдет к очередному резвому кабанчику, положит мясницкую руку на щетинистую холку, скажет что-то на непонятном языке — грубо, но с какой-то усталой добротой, от которой кабанчик вмиг прекращает кручение и встает смирно, как в гипнозе. Может, смирение это лишь от предчувствия ножа в шее, кто знает.

«Кто знает?» — прошептал вслух Юрий. От всех этих мыслей ему сделалось не по себе. Он залпом опустошил стакан кагора, потом задернул шторы. Комната вновь погрузилась в девственный, дремотный мрак. 

«Прости… Два чифирных пятна на прощальном письме
Я теперь в Ялте, а ты где — в пи…»

Граммофон плевался докоронавирусным хитом Гуфа «Антология извинений», и игла подпрыгивала на каждом Р, как телега на сельской дороге.
Трель дверного звонка выдернула Юрия из полусна. Остановив пластинку, он, сгорбившись, вышел в коридор.

— Кто бля? — спросил он через дверь.
— Привет, это Димитрий. Заделался тут курьером, принес тебе номер «Ленинградского Ютуба», Юр. Открывай. — прозвучало в ответ.

Юрий осторожно открыл.

— QR код покажи, хуйпоймишка. — гаркнул Юрий.
— Юра, это же я — твой старый недруг Дима.
— Что-то глаза у тебя больно блядские, как у чумного. Хочешь вирусни мне подкинуть?! Давай код.

Дмитрий стянул маску с лица и вытащил язык так, будто он пришел к лору. 

Юрий сделал пару шагов навстречу. На Димином языке красовалась темно-синяя зебра.

— Хуй разберешь, — пробормотал Юрий, — никакого толку от этих ссаных технологий. Надеюсь, Дима, ты не пидор, потому что придется сделать все по старинке.

Не успел Дима ответить, как Юрий впился в бледные губы своего визави. Язык, пропитанный святым кагором, скользил то по сверкающим Диминым зубам, то по липкому небу, вызывая тем самым щекотку. Правая ладонь Юры проплыла по потной шее милого друга, поднялась выше, к затылку, сжалась в кулак — прибрала пучок волос. Оба повалились на грязный пол. Руки снова начали искать точку соприкосновения и, в этот раз, юркнули под черный Димин свитер.


— Такие времена, а ты все еще занимаешься спортом? — Сказал Юрий, ощупывая стройные, как питерские дворы-колодцы, кубики.
— Стараюсь поддерживать форму, на случай если интернет вернется в страну. — Ответил Дмитрий. Казалось, он совсем не смутился. Даже напротив — его лицо, украшенное татуировкой тернового венка, выражало решительность продолжать. — Где ты научился так целоваться?
— Купил DVD вебинар у одного спекулянта. Не самый полезный навык, но попробуй отказать инфоцыгану.

Юрий ослабил хватку и встал.


— В твоей слюне нет вируса, а даже если и был — кагор все обеззаразил. Проходи.

Двое сидели на кухне, не произнося ни звука. Неловкость нарастала, заполняя собой пространство и выжимая воздух в оконные щели. Еще недавно — враги, теперь — товарищи, скрепленные слюной и пандемией, ждали друг от друга первого слова. Вдруг взвизгнул чайник, резко и остро, как удар шилом, и шар неловкости медленно начал сдуваться. 

— Что там по новостям? — Сказал Юрий, накладывая в кружки «Индийского»
Дмитрий развернул газету и небрежно вручил ее Юрию. 

«Ленинградский ЮТУБ. №7 СЕНТЯБРЬ 2021 

ИНТЕРНЕТ В РОССИИ СТАЛ ПЕЧАТНЫМ. ЭТО НАДОЛГО

НОВАЯ СТАТЬЯ В КОНСТИТУЦИИ. «ПИДОР ТОТ, КОГО ЕБУТ». КОММЕНТАРИЙ АЛЕКСЕЯ НААНАЛЬНОГО

ЖИГАН ОТРАСТИЛ БРОВИ, НО ЗАШИЛ ЖОПУ. ИСПОВЕДЬ СРУЩЕГО В СЕБЯ

МЕЛКИЙ БИЗНЕС УМЕНЬШИЛСЯ В ПЫЛЬ. ХУЙ РАЗГЛЯДИШЬ

С ВИЛСЫ СКАЧАЛИ ЖИР. СВЕЧНОЙ БИЗНЕС НА КОСТЯХ. РАССЛЕДОВАНИЕ К. СОБЧАК»

— Ну, ёб твою мать, ничего святого в людях. Хотя вот свечи бы мне не помешали. 

Юра прошуршал газетой и остановился на развороте.

«Питерский ИНСТА-УГОЛОК»
ИНСТА САМКА (Москва)


— Пиздец, а не миропорядок — скомкав газету, сказал Юрий.
— Чаще нужно бывать на улице, там полный швах. Слышал про новый штамм вируса? — ответил Дмитрий.

Вдруг форточка распахнулась и, спустя лишь мгновение, в нее влетел…

— Сосать будете?! — Яростно, вращая налитыми кровью глазами, взрыкнул вирус.

Отвратительный человеческому взгляду, обтянутый розовым целлофаном, с длинными вычурными накладным ногтями, он, щелкая резинкой от стрингов, будто ведя в уме считалочку, прыгал глазами то на Юрия, то на Дмитрия.

Двое метнулись в кабинет. Шторы слетели с карниза, посыпались стекла. Солнце, мигнув последним сигнальным огнем, потонуло в силуэтах темного города. 

— Але, бля, ты живой? Какого хуя мы просто не спустились по лестнице? — Юрий, изрядно ободранный и помятый, уже стоял над лежащим Дмитрием и тяжело дышал.

— Когда-нибудь ты должен был выйти… Все мы должны, рано или поздно. — Сказавши это, Дмитрий умолк.

Скупой белесый свет, проливающийся из выбитого окна на 5 этаже, мягко ложился на его лицо, делая его еще бледнее, чем обычно. Бедолага переживал разные падения, в том числе и на цифровом Ютубе, но в этот раз как-то не успел сгруппироваться. 

Прикрыв глаза погибшего от вируса друга, Юрий, прихрамывая, поплелся по пустому тротуару куда глаза глядят.
«Ты, красным по гипсокартону 
Сползаешь, как речка, вниз…»

— Да что за гейское дерьмо лезет мне в голову, черт подери?! — Причитал Юра и продолжал тихонько напевать, пока не растаял в полутьме.

«…Взгляд опустишь. Что такого?
Потом объясню. Спи… Апп-чиххх!!»


II Бронзовая игуана

«5 отборных бойцов, 25 пуль в барабанах, острые, как японские ножи, ногти, полные косметички смертоносных ядов и ни грамма мозгов. Что я могу? Бежать? В моем возрасте не те кости, чтобы состязаться с толпой отборных девочек тик-токерш, у которых по нагану за пазухой. Не дури, старый Д-удь, они сделают, что запланировали, и ты не в силах им помешать, как не помешает и твоя смерть этому бесконечному дождю».

Поток мысли был прерван слабым, но точным ударом опасной бритвы в грудь. Рубаха разошлась хирургической линией и сделалась красной чертой.

«К черту!» — Д-удь обернулся и сорвался в бег, но тут же на его шее затянулась русая коса, душистая и мягкая. Коса дернула, и Д-удь рухнул в лужу грязи. Оказавшись на спине, он, беспомощный и мокрый, хрипя, жадно хватал ртом воздух, но поймать удавалось лишь кислые капли дождя, которыми щедро брызгало сумрачное небесное вымя. 

«Смерть, ты уродлива, раз заставляешь нищего блогера умирать так жутко. И… Боже, сколько эти суки зарабатывают? Они вообще в оппозиции?». 

Вокруг Д-удя сжалось вражеское кольцо. Там, снизу, он видел белые трусики под клетчатыми юбочками, а чуть выше — торчащие из воротов серебряных бомберов головы с острыми подбородками и ледяными глазами. Ему сделалось благодатно и тепло от этого вида, но опасные бритвы в синеватых от холода трясущихся ручках возвратили ум в терпеливое ожидание конца. 

«Размозжим башку, и все ???? — с детской улыбкой проговорила НС-13 — Но сперва изрежем, хи-хи, ножиками. Дело 15 секунд». 

— Никаких ножиков, desu! — выкрикнула НС-17, старшая в отряде. Мы сделаем все так, как положено: по башке — раз, и все! В линию, desu!

НС-13, НС-14, НС-15 и НС-16 выстроились линией, выпятив нижние челюсти и сложив ручки по швам. 

НС-17 проделала шесть воинственных шагов вдоль строя и остановилась. Секунда молчания, и она сбросила розовый школьный рюкзак с хрупких плеч. «Ножи оставьте простым самцам… тут другой случай» — проговаривала НС-17, роясь в недрах рюкзака. Наконец, руки ее извлекли нечто похожее на стринги с каменным набалдашником на лобном месте. Продев в них ногу, а потом и другую, НС-17 задрала юбку, как бы демонстрируя своей жертве ее незавидную участь.

«Ты рожден под знаком быка, desu… И, как гласит пророчество, умрешь не от пули или лезвия — нет, твоя смерть настанет от клюва лобкового орла, desu. Знай, мы не испытываем к тебе ненависти, но ты должен умереть, потому что интернет требует жертв, desu. Последний из рода Д! Бронзовая игуана, desu!». НС-17 встала над лицом Д-удя так, что его голова оказалась аккурат под ее промежностью. После этого последовала разминка, какая полагается у сумоистов.

Наконец Д-удь сумел поближе разглядеть орла. Его хищные движения вниз и вверх, его кровавые рубиновые глаза, выдающие его коварное укрытие под юбкой. Все это действовало гипнотически, но в то же время давало ясно понять, что транс закончится смертью. Еще никто не выживал после сверхзвукового приседа на лицо.

«Держать! Приготовиться к чиповке!» — сказала НС-17 и выпрямилась на ногах. Тут же члены Д-удя стянула живая сеть — девочки навалились на бедного блогера, еще пуще сковав и так парализованное страхом тело. 

Орлиные бусинки где-то далеко, в высоте стройных ног, под тьмой клетчатой юбки, холодно блестят. Одно мгновение, и ноги разъедутся в шпагат, череп лопнет, и размякшие мозги вытекут на питерскую мостовую.

III Леди Кса-нокс

Пересохшая шаурма пронеслась над девичьими головами и, очертив петлю, вернулась обратно — в изящную руку в шелковой перчатке. 
Снова дуга, и на землю мягко падает срезанная русая коса. 

По брусчатке катится дымовая пирамида. Иссиня-белые виниры выдернули пробку «Души монаха» из своей ослепительной хватки, напомаженные алым губы искажаются в крике: «Котики по коечкам!». Розовая вспышка, и деревья скинули листья. Вскоре дым от взрыва рассеялся, обнажив красные ручейки, тянущиеся к водостокам.  

Д-удь, с ног до головы вымазанный кровью, приподнял голову. Вкруг были раскиданы несколько тел. Вдруг откуда-то сзади донеслось: «Всем привет, дамы и господа. Хы-хы. Рекомендую сцедить немного менструальной крови. Вводить внутривенно, для профилактики коронавируса».


— Юра?! — будто выпало из трясущейся челюсти Д-удя.
— Юра остался в своей берлоге. Юра боялся себя, боялся признаться, что полюбил кагор не за вкус. Кажется, в ту ночь, когда я лишился любимого друга, вирус все-таки проник в меня, и я прозрел. Это хрень очень заразна. Новое время требует новых имен. Зови меня леди Кса-нокс. 

— Кстати, ваш номер «Ленинградского Ютуба №62» — Кса-нокс вытащила из глубокого декольте скрученный в трубочку номер и швырнула его в пах лежащему Д-удю.

— Я бы на вашем месте не зачитывалась, потому что эти ебаные тик-токеры всегда возвращаются в еще большем количестве. Они всегда голодны до трафика и крови таких, как мы. И, главное, они, как и полагается фанатикам, всегда полны надежд, что жизнь может застыть и остаться прежней. 

Ленинградский Ютуб №62

РАБОЧАЯ ПАРТИЯ ТИК-ТОКА. ВЫЕБЕМ ЛЮБОГО ЗА 15 СЕКУНД
СИЛЬНОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ ЛИДЕРА ПАРТИИ ВОЛОДИ ХХL 

Отведя глаза от заголовка, В-дудь увидел, что дождь почти закончился. Леди тоже не было, но, если прислушаться, можно было услышать, как где-то по брусчатке цокают каблучки. 

Каблучки надежды. 

******

Рассказ прислан в редакцию Торшинского сайта одним гениальным автором, талант которого — страшит. 

Посты по теме

Блогеры и унитаз



Поделиться