5 схем: как писать охуенные рекламные тексты про говнопродукты и не страдать
19.09.2020 3249

На счастье хозяйки «Торшинского Треста», есть у нас в команде три автора, которые — как три полных мешка картошки в чулане из «Алых парусов»: на них отдыхает глаз, ими утешается сердце. Эти авторы закрывали такие проекты и угождали таким клиентам, где в принципе территория «мёртвой земли»: оттуда живыми и психически здоровыми не возвращаются. А они возвращались и приносили люксовые произведения. 

Они пишут гениальные скрипты для Ютуба и Телека, статьи в научные журналы и деловые СМИ, они пишут рекламу, в которой пиздЯт, как проклятые, чтобы клиент был доволен, блогер или СМИ не послали на хуй с порога, а кастомер был ослеплён и купил. 

Иногда я ставлю им задачи в почте и жду ответным письмом «Я увольняюсь». Но получаю оргазмический контент. 

Я попросила их троих ответить мне на вопрос: как они, такие умные, эрудиты, талантливые, интеллектуально развитые, порядочные и честные, пишут мне год за годом рекламные тексты не только про реально достойные штуки, но и про чёрт знает что. В чём секрет их продуктивности и сохранения постоянно высокого качества продукта, про что бы ни пришлось писать. 

Ниже — ответы и готовые схемы в порядке их одиозности.  

Лена. От её текстов клиенты обычно находят свой продукт/сервис гораздо лучше, чем они есть на самом деле :) 

художник может быть голодным,

но музе нужно что-то жрать

Высшим пилотажем в моей работе считается красиво наврать. Я рекламщик.

Врать надо соблазнительно, чтобы клиент возжелал срочно купить ненужный ему доселе условный боброчёс. Но и осторожно, чтобы не смог подкопаться, если боброчёс вдруг не оправдает его ожиданий.

Это непросто.

Не потому, что условие задачи — сочетать несочетаемое (это как раз нормально для творческой профессии). Сложно — потому что у меня есть совесть.

Но уже примерно к 15-й написанной странице рекламных текстов начинаешь понимать, что с совестью таки можно договориться. А когда переваливаешь за 1 500 страниц — знаешь фишечки, которые с твоей совестью прокатывают всегда.

Этих фишек у меня всего 3.

1. Представить, что клиент — ваша мама. Или бабуля. 

Вы же не хотите огорчать маму? Поэтому вы ей не врёте. Вы просто не всё рассказываете.

Ну а уж если пришлось где-то приукрасить — это было исключительно во спасение. Не расстраивать же хорошего человека.

И ещё, кстати, это очень полезно, когда вам нужно объяснить потенциальному клиенту что-то сложное про свой продукт. Объясните так, чтобы было понятно даже бабуле.

2. Переключать внимание на то, что вам выгодно.

Идеально для этого подходят картинки.

Суть визуального сигнала человек воспринимает меньше, чем за 0,1 секунды. Это примерно в 60 000 раз быстрее, чем он воспримет этот же смысл, описанный текстом.

Вместо тысячи слов о том, какой чудесный состав у вашего жопопохудательного крема — найдите одну шикарную картинку «До»/«После».

Если убедительных картинок нет, можно придумать что-нибудь по мотивам классики.

Тогда и слова такого не знали: «кликбейт», но принцип-то работал.

3. Искать факты, которые подтвердят полезность и прекрасность нашего продукта.

Хотя бы косвенно. Хотя бы подтолкнут потенциального клиента к нужным выводам. 

В каждом есть что-то хорошее. Хотя бы какую-то функцию наш товар выполняет. Иногда везёт, и у продукта действительно есть какое-то особенное полезное свойство. Тогда и рекламу делать — одно удовольствие. «Правду говорить легко и приятно».

Но если всё как обычно — я выделяю из признаков нашего условного боброчёса несколько самых приличных, и ищу под них пруфы, которые будут звучать весомо. 

Впариваем очередной, скажем, крем с улиткой — роем уж хотя бы Pubmed, пока не найдём что-нибудь про пользу улиток в косметике. И скажем, что у нас улиточная концентрация — аж 30%. Чтобы клиент сам достроил силлогизм: улитки омолаживают, в этом креме улиток считай полбанки — следовательно, мне нужен крем, а не подтяжка лица.

Нам с совестью спокойнее думать, что сегодня у всех есть интернет. А если этим «всем» лень самим гуглить и разбираться в вопросе, а проще верить вдохновенной рекламе и поддаваться на когнитивные искажения — штош. В выигрыше тот, кому было не лень :)

 

Кирилл. Яркий пример человека Т-компетенций: напишет, проиллюстрирует, визуализирует на 10 из 10. 

Каждое утро я сажусь писать рекламный текст очередному подпольному онлайн-казино, где вместо ставок принимают почки щенят-девственников. Каждый вечер я достаю кожаную плеть с серебряными наконечниками в форме крестов и хуячу себя по пальцам.

Камон, ребята, какое страдание? 

Всё, что выходит за пределы моего личного МКАДа, как правило, покрыто толстым слоем вещества под названием «Похуизм». Я рос на рассказах Дани Шеповалова и фильмах в переводе Гоблина. Вместо лекций я читал блог Лебедева, а потом и Торшинский. Так что, увы, со скрепами, совестью, стыдом и прочим дерьмом я не связываюсь.

Я, вообще, двигаю эту идею в массы и считаю, что так жить гораздо проще.

«Сегодня, пятого сентября, примерно в полдень

В самом центре нашей необъятной ебаной родины

Сега в одних носках и, походу, под кранком

Будет трясти хуем на шпиле Останкино» — вот это про меня.

Даже если на хую будет написано «Национальное достояние» и синий логотип — если, конечно, Газпром отвалит за это денег. 

Мы же не впариваем бабушкам трусы из оленьей шерсти за сто килорублей, правильно? Остальное — неважно абсолютно.

Честно сказать — я вообще не верю, что реклама может продать что-то человеку, у которого айкью выше, чем у хлебушка. Нативная — может, но она должна быть настолько идеально вписана в контекст, что вы и хуем не проссыте, где тут реклама.

Так что, если вы вдруг увидели, как какой-нибудь Пёс Уебанский рекламирует радиоактивные битсы, а потом купили их — сорян. Ваши проблемы, хуле, надо было в школе хорошо учиться)

Мой внутренний психоаналитик подсказывает, что я просто спихиваю всю вину, страдания и душевные тяготы на потребителя. Наверное, в этом и есть мой секрет :)

Руслан. Его талант — страшит! Он умеет не просто в нативную рекламу, а в рекламу как, мать его, художественное произведение. Это высший пилотаж и так умеет только он один. 

Как рекламировать дрянь и не страдать? Очень просто.

Посмотрите на это фото внимательно. Это моя родная ШУЕ №106. Как минимум трое великих людей закончили это скандальное учреждение: я, поэт Борис Рыжий и Андрей Симановский, средствами которого, собственно, школа была отремонтирована и превращена в этот расчудесный терем.

Но в конце 90-х — середине 00-х, конечно, о такой роскоши никто и не мечтал. В то славное время подростки ширялись на стадионе, многие учителя выпивали прямо между уроками, а школьники учили воровские понятия с таким усердием, с каким современный их эквивалент разучивает java script. 

В предыдущие годы коллегу этого охранника отмудохали старшеклассники-наркоманы, приковали к батарее и вынесли все компы из кабинета информатики. Хорошая была атмосфера, отвечаю.

Однако не о том мой сказ.

Работал в этой школе молодой учитель истории. Он был высок, серолиц, и глаза его, окаймлённые синяками, выражали какую-то непонятную школьникам жажду. Он так быстро говорил, что, видимо, исходил от этой спешки потом, который, бывало, выступал пятнами на его коричневом пиджаке. Это был настоящий русский интеллигент, рождённый с глубоким душевным дефектом.

К истории он относился с фанатизмом: в обход программы, он читал лекции об искусстве Месопотамии, Древней Греции и Рима, задевая при этом историю религий и совсем чуток философию. Только вот всем было похуй, ведь кого может ебать Локк и «Бульдозерная выставка», когда на улице можно получить волне осязаемой пизды?

В общем, дело своё он знал, но тем не менее главный свой урок он преподал мне вне школы.

Как-то раз я зашёл в продуктовый магазин. Было мне лет 12 тогда, не больше.

Как всегда, я залип у витрины с тортами, каждый из которых представлял собой маленькую театральную площадку, с декорациями из масляного крема и всевозможных посыпок. Вот, кислотно-синее озеро и на нем — розовые лебеди. Вот, Мария с Христом в окружении сказочных животных, над которыми кондитер не особо постарался и сделал их сплошь черными. Скрипач в торжественной позе вот-вот сделает шаг по шоколадным досками, и зазвучит музыка. Вдруг скрипнуло…

Это была дверь. Обернувшись, я увидел его.

В своём привычном коричневом костюме, он, то припадая к земле, то выпрямляясь вновь, направлялся к алкогольном отделу. Его лицо будто мелко тряслось, как это бывает у больных малярией. 

«Девочки, дайте водки, пожалуйста. Я умираю!» — сказал он, ещё не достигнув прилавка. И девочки дали ему этого напитка. Безвозмездно! Потому что он — профессионал.

Упав на колени, историк мастерски скрутил пробку, растянул сильной рукой галстук — и жадно, будто неделю скитавшийся по пустыне бедуин, хлебнул из горла. Он горячо выдохнул и тут же продолжил пить. И омертвевший люминесцентный свет рассеивался в стекле бутылки, осветив — почти до святости — потное лицо историка узорами бликов.

«Насмерть работает человек» — подумал я тогда.

Прошло много лет, но я все ещё помню тот урок. Когда предстоит делать что-то постыдное и бессмысленное, я беру «Морошу» и пью стаканами. Тебя не может мучать совесть, если ты работаешь без сознания. 

***

Вот так просто, вообразите себе: 

говорить правду, но не всю; 

быстро концентрировать внимание читателя на сильных сторонах продукта; 

найти в продукте что-то хорошее — хотя бы одно; 

немного цинизма;

немного алкоголя — и готов охуенный рекламный текст про что угодно :) 

Посты по теме:

Как всем авторам надо писать рекламные тексты, чтобы это говно кто-то читал. 6 простых правил

Интервью с Максимом Ильяховым про то, откуда течет трафик на Т – Ж, откуда текут денежки Максиму, про продающий текст, бестолковых и умных авторов, хороший и плохой текст, про коммерческие книги и пр.

ЭТО ВАЖНО ПРОЧИТАТЬ КАЖДОМУ. ИНТЕРВЬЮ С ЮРИЕМ ВАФИНЫМ

Самые ахуенные советы по контент-маркетингу, которые вам никогда не даст ни один из нынеживущих или покойных гуру-хуюру

Нативная реклама должна быть интегрирована прямо в кишки, в жилы, в кровь, в крайнюю плоть и прочие нежные места



Поделиться